Юлия Ветрова (juliavetrova) wrote,
Юлия Ветрова
juliavetrova

Прошу Вас помочь. Часть 2


В настоящее время состояние здоровья мужа очень тяжелое. Ему необходима операция, а в условиях ЛИУ-10 ему не оказывают надлежащей медицинской помощи.

Убеждена, что следователь Шошин В.В. намерено заставлял мужа претерпевать такие страдания, запрещал везти его в больницу, запрещал вызывать к нему скорую медицинскую помощь, отказывался реагировать на поступающую к нему информацию о состоянии здоровья моего мужа, в связи с чем мой муж более месяца находится в условиях пытки, перенося физические страдания и мучения без получения необходимой ему медицинской помощи, последние дни февраля этого года несколько дней провел в бессознательном состоянии в реанимации тюремной больницы в связи с тяжестью его состояния.

Врачи ФБУ ЛИУ 10 мне сообщали, что они уже несколько раз отправляли следователю справку о том, что мой муж не может больше содержаться у них, просят об его освобождении из под стражи и направлении на дальнейшие операции.

Только после моего личного обращения на приеме к начальнику ФСБ по НСО мне было обещано, что мой муж будет переведен в медицинский стационар.

Но почему-то от самого следователя вплоть до 01 марта 2010 года не было никакой должной реакции на крайнее тяжелое состояние здоровья моего мужа, кроме высказанных им мне высказываний о том, что его личное отношение к моему мужу хуже, чем к убийце.

Это ужасно, когда молодой человек, обличенный властью и упивающийся своей безнаказанностью, определяет то, кому жить и кому страдать по его воле.

Публично же высказанная Президентом РФ Д.А. Медведевым позиция о том, что недопустимо использование механизмов уголовной репрессии и содержания людей под стражей при разрешении экономических споров между деловыми партнерами, по всей видимости, не согласуется с пониманием следователем поставленных перед ним задач по уголовным делам, имеющим явно экономическую основу.

Подобное предвзятое отношение следователя характерно и по отношению ко мне лично и к моим детям, что подтверждается нижеследующим.

После задержания моего мужа 11 января 2010 года в подъезде дома, в котором мы проживаем, этим же следователем и содействовавшими ему сотрудниками в ночное время с 11 на 12 января 2010 года в нашей квартире, в которой кроме меня находились и мои малолетние дети 2 и 5 лет, о чем следователь безусловно знал из показаний моего мужа, был проведен незаконный обыск.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments